Последние веяния в системе привлечения к субсидиарной ответственности

Изданием Декрета №7 белорусский законодатель изменил уже устоявшийся подход к вопросу применения субсидиарной ответственности.


Практика экономических судов продолжительное время шла по пути удовлетворения подавляющего большинства исков о привлечении к субсидиарной ответственности физических лиц, деяния которых повлекли экономическую несостоятельность (банкротство) для юридического лица. При данном подходе на гражданина возлагается обязанность возмещать суммы с большим количеством знаков перед запятой. Зачастую, размер присужденной ответственности является неподъемным для физического лица и перспективы взыскания таких долгов долгосрочные и туманные. Кроме того, наличие такого жесткого «кнута» сдерживает предпринимательскую инициативу граждан. Ведь осознание неизбежности субсидиарной ответственности даже при отсутствии умысла устрашает потенциальных бизнесменов.

Так, п. 5.6. Декрета гласит, что учредитель, собственник организации, руководитель и иные лица, которые могут прямо влиять на деятельность юридического лица, будут привлечены к субсидиарной ответственности только за умышленные действия.

Что изменил Декрет №7 в контексте привлечения лиц к субсидиарной ответственности?

Новшество нормы Декрета №7 заключается в возможности привлечения вышеуказанных субъектов к субсидиарной ответственности лишь при совершении виновных (умышленных) действий, исключая неосторожность.

Ранее Закон Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», Гражданский кодекс не ставили применение субсидиарной ответственности в зависимость от причин наступления экономической несостоятельности юридического лица или характера действий субъектов ответственности. В последствии к ответственности могли быть привлечены лица, которые действовали, например, в рамках делового риска.

Таким образом, до принятия Декрета №7 законодатель ставил в одну плоскость бездействие субъектов, которое могло выразиться в отсутствии надлежащего контроля, и умышленные действия лица, направленные на «отмывание» денег. На мой взгляд, такой подход не должен иметь места.

При этом, в новом нормативно-правовом акте, видимо, исключается возможность привлечения лиц к ответственности солидарно. То есть сейчас для лица, которого все же привлекут к такого рода ответственности, будет индивидуально установлен конкретный размер денежных средств, которые должны быть уплачены непосредственно этим лицом.

Условия привлечения лица к субсидиарной ответственности с учетом Декрета №7

С учетом мнения Пленума Высшего Хозяйственного суда, выраженного Постановлением Пленума ВХС от 27 октября 2006 г. № 11 "О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности" и Декрета №7 можно отметить следующие условия привлечения лица к субсидиарной ответственности:

  1. действия совершены непосредственно лицом;
  2. лицо имело право давать обязательные для коммерческой организации указания или возможность иным образом определять ее действия в силу законодательства;
  3. данные действия совершены умышленно (имеет место прямой или косвенный умысел);
  4. наличие причинно-следственной связи между действиями лица и признания юридического лица экономически несостоятельным (банкротом);
  5. недостаточность имущества коммерческой организации для удовлетворения требований кредиторов.

Изменения, внесенные Декретом №7, касаются формы вины и объективной стороны в виде бездействия, приведшего к экономической несостоятельности (банкротству) юридического лица. Как известно, гражданское законодательство различает формы вины, но не содержит определения понятиям «умысел» и «неосторожность». В связи с этим следует проводить аналогию с нормами уголовного и административного законодательства.

Исключает ли Декрет №7 ответственность за несвоевременное неподачу в срок заявления о банкротстве?

Остается открытым вопрос, будет ли с принятием Декрета №7 применим предусмотренный Законом об экономической несостоятельности (банкротстве) порядок привлечения руководителя организации, председателя ликвидационной комиссии, ликвидатора и иных виновных лиц к субсидиарной ответственности за неподачу в срок заявления о признании юридического лица банкротом. Ведь этот момент не освещен новым нормативным правовым актом.

В данном случае целесообразно считать, что ранее принятый Закон Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» действует в части, не противоречащей Декрету №7 и положения о привлечении председателя ликвидационной комиссии или ликвидатора к ответственности продолжают действовать.

Квалификация действий

В процессе применения норм, очевидно, возникает проблема, какие действия субъектов субсидиарной ответственности могут быть квалифицированы как умышленные. Вероятно, это действия, которые непосредственно повлекли экономическую несостоятельность (банкротство) юридического лица, значительно ухудшили его финансовое положение. При этом, если действия лиц, которые не могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по долгам юридического лица в процессе его экономической несостоятельности (банкротства), не соответствуют указанным выше правовым признакам, этих лиц можно привлечь к гражданско-правовой ответственности в рамках реализации положений п. 3 ст. 49 Гражданского кодекса.


Имеет ли декрет №7 обратную силу?

Многих лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности вступившим в законную силу решением экономического суда, а также адвокатов и других практикующих юристов волнует, будет ли п. 5.6 Декрета иметь обратную силу. Исходя из положений ст. 67 Закон Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», можно сделать вывод, что нормативный правовой акт может иметь обратную силу, если он смягчает или отменяет ответственность, либо его обратная сила предусмотрена в тексте.

Принятие данной нормы, а также ряд других положений Декрета №7, бесспорно, улучшат бизнес-климат в стране за счет вовлечения новых лиц со свежими идеями. Ведь сейчас лица, действующее добросовестно и разумно, то есть не в разрез нормам и принципам действующего законодательства, не будут «караться рублем».

Наиболее важной задачей в настоящее время видится выбор стратегии, в соответствии с которой будут действовать суды при привлечении лиц к субсидиарной ответственности. От этого напрямую зависит то, каким образом будет развиваться законодательства о банкротстве и правоприменительная практика.

Заказать звонок
+
Жду звонка!