Новые возможности медиации в разрезе потребностей белорусского бизнеса

Медиация остается острой проблемой современного бизнес-сообщества. Решить задачу внедрения в предпринимательскую среду призваны подвижки в законодательстве. Давайте обстоятельно рассмотрим данный вопрос, чтобы читатель смог сформировать объективное представление.

Институт медиации

С момента вступления в силу Закона, посвященного медиации, прошло целых 7 лет. Внесудебная медиация в стране уже перешагнула 10 лет. Стартом отсчета этого срока считается создание Союзом юристов (БРСЮ) Центра разрешения конфликтов в 2010 году. Кроме того, тогда был проведен первый пилотный проект по внедрению внесудебной медиации.

Развитие внесудебной медиации было включено в Стратегию деятельности хозсудов РБ на 2011-2015 годы в роли меры, целью которой считается совершенствование процедур примирения. Необходимые условия сформировались на базе нескольких нормативно-правовых актов. Пленум ВХС №10 (2011 год) утвердил список медиаторов, а также решил иные вопросы организационного характера.

В озвученный перечень вошло 7 десятков правоведов, специализирующихся на различных сферах. Они показали серьезный результат по урегулированию споров – 50%. Опыт признали успешным. Вместе с практикой судебной медиации лег в обоснование Закона, посвященного медиации. Этот норматив применяется в каждой сфере, где отсутствует противоречие озвученной процедуры характеру правоотношений.

Принимая Закон, юристы предполагали, что будет совершенствоваться вместе со становлением новой системы. К сожалению, реальность демонстрирует иное. За время применения медиации общественные условия серьезно изменились, но веских корректировок в соответствии с ними в законодательстве не было.

При этом нельзя не отметить, что внесудебная медиация активно эволюционировала в разнообразных сферах жизни. Кардинально изменилась востребованность применительно к спорным отношениям. С августа 2008-го до принятия Закона медиация развивалась в коммерческих спорах, тогда как в других правовых системах начиналась в сферах уголовного, семейного права, правоотношениях между собственниками или арендаторами земельных участков.

Принятие Закона послужило толчком для развития медиации в образовании, делах с участием несовершеннолетних. Предприниматели даже сегодня игнорируют возможности озвученного подхода к решению вопросов, хотя для этой категории присутствуют серьезные возможности.

Закон №277 как веха продуктивного изменения законодательства

С июля 2020-го действует Закон под номером 277-3, который можно считать первым серьезным актом в сфере медиации, совершенствующим данную процедуру и регулирующим актуальные общественные отношения в юридической практике.

Главные новшества касаются гражданского процесса и семейного права, но основным достижением можно считать включение внесудебной медиации в сферу гражданского и хозяйственного права. Кроме того, серьезно дополнены моменты, касающиеся хозяйственного процесса.

В частности, обновлен порядок урегулирования споров между организациями, а также ИП до суда. Теперь официально предполагает медиацию. Стоит отметить, что такая идея предлагалась еще 10 лет назад вместе с претензионной схемой. Предполагалось, что стороны смогут выбирать оптимальный для того или иного случая вариант. К сожалению, тогда идея не закрепилась в нормах права.

Согласно 277-му Закону, подписывая хозяйственный договор, стороны имеют право включить в него пункт, согласно которому осуществляется выбор между медиацией и претензионным производством при решении возникающих разногласий. При этом присутствует право исключить как один, так и второй способы, открыв прямой путь в судебный орган при условии, что достаточно средств для погашения соответствующих расходов.

Существовал профессиональный спор на тему актуальности медиации как варианта защиты прав. Конституционный Суд выступил за озвученную форму, закрыв вопрос. В частности, констатировано, что внесенные изменения направлены на расширение возможностей граждан и предпринимателей, а также организаций при выборе того или иного варианта защиты. Кроме того, они способствуют эффективному восстановлению прав, обеспечению законных интересов.

Сегодня медиация признана полновесным способом защиты. Законодательство гарантирует не только возможность применения, но и обозначивает юридические последствия, которые равны по силе судебному мировому соглашению.

Дополнения, внесенные в нормы права, максимально соответствуют существующим экономическим и политическим обстоятельствам, существенно затрудняющим ведение предпринимательской деятельности, которые еще и осложнены мерами, которые принимают страны, чтобы не допустить дальнейшей глобализации COVID-19. Дело в том, что исполнение договорных обязательств часто объективно невозможно по причине затруднения свободных деловых связей и пересечения границ, что непосредственным образом отражается на ВЭД, а также на иных отношениях коммерческого характера.

Серьезные коррективы, которые сегодня присутствуют в деятельности ИП и компаний, нуждаются в обсуждении, изменении путей исполнения обязательств на основе добросовестности сторон и новых реалий. Подобное сейчас произносится на каждой бизнес-площадке не только в Республике Беларусь, но и в других государствах. Важно, что реагировать на изменения сложно, но возможно.

Помощи извне ждать не нужно, да и вряд ли от кого-либо поступит. Как раз поэтому нужно озаботиться собственным спасением, осваивая новые пути защиты прав и интересов. Переговоры должны вестись активнее. Следует опираться на принципы равенства, сотрудничества и добросовестности. Для таких мероприятий оптимально подходит как раз медиация или самостоятельная коммуникация, основанная на ее принципах. Необходима квалифицированная оценка степени реальности воплощения тех или иных соглашений в разрезе реалий нового времени.

Важно избегать суеты в решении таких вопросов. Спешка, бездумные отсрочки и рассрочки, игнорирующие правила переговорного процесса, в итоге вновь порождают разногласия, становятся причиной невозможности исполнения условий. Правоотношения обостряются еще сильнее. С этой позиции Закон под номером 277 является важным и в наибольшей степени перспективным для сбережения человеческого контакта между партнерами. Мало того, позитивно влияет на стабильность бизнеса, позволяет действенно решать споры, затрачивая в разы меньше финансовых средств.

Значимые положения процессуального характера

Начнем с того, что допускается назначение медиации по инициативе, исходящей от судебного органа. В частности, это может сделать экономический суд, равно как происходит при назначении примирителя для проведения соответствующей процедуры.

В хозяйственном процессе явствует европейская модель воплощения принципа добровольности такой разновидности медиации. Говоря иначе, если одна из сторон откажется, представитель Фемиды обязан продолжить рассмотрение дела. Такой порядок не только дает возможность решить вопрос, но и снижает нагрузку на суды.

Аналогичная ситуация наблюдается и при разговоре о внесудебной медиации. Инициатива экономического суда в направлении дела во внесудебную медиацию способна авторитетно воздействовать на стороны даже в случае, если не нацелены на мирное решение спора, настроены на многолетние разбирательства. При условии, что в решение проблемы включается грамотный медиатор, велика вероятность получения положительного результата. В конце концов, если договоренность не будет достигнута, легко вернуться в зал суда и продолжить выяснение отношений. Как показывает практика стран-лидеров медиации (Канада, Израиль, США), число лиц, которые не могут прийти к взаимовыгодному варианту, составляет всего 1-3% от обратившихся.

Во-вторых, медиация допускается в любое время рассмотрения дела в суде (вплоть до удаления в совещательную комнату для вынесения постановления по существу спора).

В-третьих, происходит возврат госпошлины. Это является достойным стимулирующим моментом. При передаче спора медиатору стороны получают обратно 100% данного платежа. Обратите внимание, что такая льгота распространяется на любой период разбирательства до удаления в совещательную комнату, даже если суд уже затратил ресурсы и фактически рассмотрел дело.

Несколько слов о преимуществах медиации

Если рассматривать проблему субъективно, явствует такая особенность как непредсказуемость судебного вердикта. Это повсеместно отмечается как существенное обстоятельство, которое стимулирует самостоятельный поиск решения конфликта, в том числе и путем применения медиации.

Почему стороны прибегают к примирительной процедуре уже в ходе разбирательства в органе Фемиды. Причина в том, что в начале спора каждый уверен в собственной правоте, но участие судьи способно пошатнуть это чувство. Обращение к медиатору – замечательная возможность снова начать контролировать ситуацию, исправить допущенные промахи.

Во время медиации появляется шанс сосредоточиться на сути проблемы, а не тратить время на сбор доказательств, формулирование исковых требований, обоснование правовых позиций. Сложное дело легко разбить на эпизоды и принимать отдельное решение по каждому. Медиация дает сторонам уверенность, что договоренность может быть по-настоящему исполнена с обеспечением гарантий. В процессуальном порядке подобное обычно затруднительно.

В примирительную процедуру можно привлечь любое лицо, чьи интересы затрагиваются. Может происходить в любое время. Такой человек способен выступать не только как сторона, но и в роли специалиста. При этом допускается, что станет вестись обсуждение только тех вопросов, которые непосредственно касаются такого участника, имеют для него правовые последствия.

Когда присутствует смысл обратиться к медиации? На наш взгляд, это уместно в следующих случаях:

1

Суд рассматривает дело по существу, а стороны понимают, что заявленные позиции слишком неоднозначные, требования необоснованные;

2

Сложившаяся ситуация нетипична, что затрудняет формулировку исковых требований для сторон.

3

Присутствуют серьезные сложности с доказыванием тех обстоятельств, на которые ссылаются участники спора;

4

Вторая сторона в разы действеннее доказывает собственную правоту, чем предполагалось изначально.

5

Состязательность вынуждает обосновывать требования дополнительными фактами, которыми стороны не располагают. То же самое касается ситуаций, когда доказательства слишком тяжело добыть и представить в суде.

6

Чтобы доказать, требуется экспертиза, цена которой слишком высока, но полученные результаты играют решающую роль. Аналогично можно высказаться о ситуации, когда подразумеваются протяженные сроки экспертизы.

7

Приходится пускать в ход имеющие решающее значение доказательства, которые лучше сохранить в тайне.

8

Представленные доказательства не признаются соответствующими по принципам относимости, допустимости, достоверности, а также достаточности. К примеру, современные цифровые средства коммуникации, хоть и позволяют общаться в комфортной среде, но не оставляют нужных следов для признания надлежащими при судебном разбирательстве.

9

Нет в наличии данных из судебной практики, на которую можно было бы ориентироваться при прогнозе перспективы по конкретному делу.

10

Исчисление сроков исковой давности с установления момента права, которое оказалось нарушено, становится неожиданным обстоятельством.

11

Правовед, которому была доверена подготовка материалов для разбирательства в суде, не продемонстрировал достаточную квалификацию, а очевидно это стало только вовремя непосредственно процесса.

12

Судом уже после начала рассмотрения того или иного дела было установлено, что истец или ответчик являются ненадлежащими.

13

При рассмотрении установлено, что не по каждому значимому исковому требованию соблюден претензионный порядок, предусмотренный законодательством или договором.

14

Для суда очевидна юридическая неопределенность, наложение требований законодательства, пробел в нормативах, что делает затруднительным применение материальных правовых норм.

15

Для решения вопроса оказывается мало одержать победу в том или ином судебном деле, придется пройти длительные и дорогостоящие процессы.

16

Нет денег для погашения пошлины, чтобы заявить исковые требования в полном объеме, а стратегия предполагает восстановление нарушенных прав шаг за шагом, путем заявления множества исков.

17

За время подготовки к разбирательству в суде серьезно изменились условия хозяйственной деятельности, что привело к тому, что требования не имеют того значения, которое придавалось ранее. Более значимыми признаются уже иные вопросы, а процесс уже начат.

18

Произошла смена должностного лица, для которого данное разбирательство имело значение, а дело возбуждено.

19

В процессе рассмотрения становится очевидно, что спор затрагивает сторонних лиц, которых придется привлекать в обособленном статусе, что повлечет рассмотрение с самого начала.

20

Решение, вынесенное судом, уже подвергалось обжалованию, постановление в пользу одной из сторон отменялось, а дело направлялось на повторное рассмотрение.

21

Иные неоднозначные ситуации.

Проблемы белорусской медиации

Воплощение в жизнь корректив, предусмотренных 277-м Законом, осложняется тем, что необходимо сформировать механизм направления дела судом во внесудебную медиацию. Большинство медиаторов не организовано и действует или индивидуально, или в составе малочисленных организаций, обеспечивающих озвученную процедуру.

С начала июля 2020-го экономический суд может назначать определением внесудебную медиацию. Для воплощения норм на практике, суд при отправке дела на примирительную процедуру обязан быть убежден в законности и надлежащем обеспечении прав хозяйствующих субъектов. При этом важно сохранять нейтралитет по отношению к медиаторам. Получается, что нет права направлять какому-либо конкретному лицу.

От бизнесменов приходится нередко слышать, что не используют медиацию, так как нет подходящих специалистов в данной области, а для них важна непосредственно кандидатура примирителя. Авторитетность, юридические познания, опыт в переговорах – это значимее для деловых людей, чем в других сферах. При этом примирительная процедура активно используется экономическими судами, так как присутствует доверие к госслужащим, исполняющим роль судебных медиаторов, а также контроль со стороны органа Фемиды.

Проанализировав практику применения медиации, приходится говорить о том, что, если сравнивать с семейными, трудовыми и др. конфликтами, непосредственно в области предпринимательства сегодня востребована в наименьшей степени. Годы существования внесудебной медиации оказались незначительным сроком для формирования костяка авторитетных медиаторов и удержания тех эффектов, которые сформировались в практике судов с 2008 года по настоящее время.

Внесудебная медиация не стала поводом для переключения дел, разрешаемых путем судебной медиации, как предполагала Стратегия деятельности на 2011-2015 годы. Наоборот, появилось неоднозначное понимание, а также поставлена под сомнение ценность для деловых людей, несмотря на прогрессивность хозяйственного процессуального законодательства.

Природа медиации не предполагает у примирителя юридических знаний, кроме тех, что касаются законодательства об этой процедуре. Люди же ждут компетентности как раз в таких вопросах. Кроме того, стороны интересуются безопасностью принятых впоследствии решений. Состав медиаторов не подготовлен. Эти лица пока не способны соответствовать требованиям бизнеса, что в особенности ощутимо в сложных экономических обстоятельствах.

Практический результат находится в зависимости от согласованности действий судов, государственных органов, организаций медиаторов по созданию действенных механизмов применения примирительной процедуры и четкого взаимодействия участников подобного процесса.

Новшества процессуального законодательства создали льготы для внесудебной медиации с целью реализации второй попытки внедрения в предпринимательскую среду в качестве действенной защиты прав в существующем контексте.

Управляющий партнер, руководитель компании в ООО "МК-Правовые технологии" | +375(44)755-01-01 | sz@jurisprudent.by | +

Более 20 лет Светлана является практикующим юристом в сфере хозяйственного права. В послужном списке успешное представление интересов субъектов хозяйствования Республики Беларусь и зарубежных партнеров, взыскание задолженности, уменьшение требований кредиторов, защита от недобросовестных требований, проведение семинаров, ведение переговоров, заключение договоров на выгодных условиях.